35 721 молодых мам общаются, делятся опытом
и помогают друг другу на Mirobaby

Так бывает.....

Поэзия жизни.

03:27

выдумка

Когда мне было 14 лет, я умудрилась сломать ногу. Горе было вселенское - с июля все мои друзья разъежались почти до конца августа. Первую неделю меня еще кто-то навещал, моя нога представляла целое произведение исскуство - расписанная гелевыми ручками, фломастерами и маркерами, разрисованная рожицами. Будь инста в те времена, то моя б нога набарала дикое колличество лайков. Но инсты не было, а кадры ценились, поэтому у меня всего пара фоток. Папа благополучно отчаливший в командировку, поддерживал меня по телефону раз в неделю. Вернулся он когда мне гипс уже сняли, но я продолжала ходить с палочкой. По приезду он объявил, что через неделю он уходит в отпуск и мы уезжаем к его родне вдругой город - должны ж быть и приятные воспоминания о лете. Я очень обрадовалась. И этому была масса причин: во-первых, я увижу Милку, свою кузину. Во- вторых, почти день в поезде, вернее ночь, а очень люблю ночные поездки. В третьих, мне ужасно хотелось посмотреть на одного парня, с которым мы общались три года назад, когда последний раз приезжали к Миле.

Три дня пролетели быстро. Мы с Милкой были настроены уговорить родителей отвези нас на пляж на речку, как вечером дядя Костя, папин брат и МИлин отец, объявил, что в пятницу днем мы все уезжает за город в гости к друзьям семьи.

Дядя Паша был папин сокурсником, они вместе жили в общежитии. Потом папа познакомил своего друга со своим братом. ОБа они осели здесь, а папа вернулся к себе в город.

Дядя Паша жил в большом доме, так мне казалось тогда. Но самой впечатляющей комнатой была библиотека. За обедом дядя Паша рассказал, что когда он купил этот участок, на нем уже была какая-то постройка и он с проектировщиками решили ее использовать и преобразовали в библиотеку-кабинет. В комнате был камин, кресла диван, в библиотеку можно было зайти как из дома, так и из сада. Сама комната была как бы в полтора этажа, на втором этаже было большое окно с огромным подоконником. Окно было спрятано за стеллажами и оно было не одно. На выхоные к дяде Паше приехало много людей. Меня они мало интерисовали, потому что мы с Милой тесно подружились с дочкой дяди Паши, Тельмой, так она себя представила. Но я ждала момента, чтоб сбежать в библиотеку - там было много детективов для взрослых, как говорила моя мама, и я была уверенна, что здесь мне удастся прочитать Маринину, Устинову или Полякову. Поэтому, быстро доев и стащив с девченками с кухни вкусняшки, мы разделились. Девочки не поняли мое желание почитать книги вместо того, чтобы просто болтать и красить ногти, но так как вечером никуда мы не собирались, то я предпочла ужелить внимание книгам. Набрав целую кучу книг, я уютно устроилась на подоконнике у самого дальнего окна.

Прсонулась я от того, что кто-то возле меня крикнул:

- Она нашлась, здесь за стеллажами.

Я резко села и поморщилась от боли - нога дала о себе знать.

- Что такое? - голос принадлежал симпатичному молодому человеку, тогда, в мои четырнадцать он казался почти взрослым дядькой. Я поморщилась еще раз и произнесла:

- Так бывает..... После перелома перед сменой погоды. - я огляделась, папа спешил к нам, с ним был дядя Паша, а снизу слышалось хихиканье девченок. Но встать я не смогла - боль была слишком большая.

- А девочка знает толк в книгах! - восхищенно произнес молодой человек, - дядь, я у Тельмы вообще книг в руках не видел, а тут девушка, читающая По и Конан Дойля. Тебе помочь?

- Знакомьтесь. Борис, это дочка моего старинного приятеля, Леля. Леля, это Борис, мой племянник, - представил нас друг другу дядя Паша. Встать на ногу я так и не смогла и Борис, с разрешения моего отца, снес меня на руках. Милка с Тельмой слегка обалдели от этого. И тут до меня дошло, что это именно тот парень, о котором Тельма нам все уши прожужжала с момента приезда. Борис посадил меня на диван и удалился к нише за моими книгами, По он дал мне в руки, а остальные поставил на место.

С этого момента Борис не отходил от меня ни на шаг, мне было интересно с ним. Мы много разговаривали о книгах, о мире. Я кое-что узнала о нем. Борису был 21 год, он был студентом одного из ВУЗов, подрабатывал у дяди Паши в конторе. Один раз я услышала как он разговаривал по телефону со своей девушкой, я спокойно отнеслась к этому, но какой-то червячек начал меня подтачивать - Борис не разу не упамянул о девушке. В субботу случилась ситуация, которая меня слегка напрягла. Мне было четырнадцать. Особых отношений с парнями не было. Дружить дружили с ними, общались. Но до поцелуев каак-то не доходило дело... Да и про отношения я в основном знала из журналов и книг, из сериалов. Может и звучит дико сейчас, но тогда мне казалось это нормой. Да и не особо времени было на парней - все свободное время занимала школа, химический кружок и спорт.

Тем субботним вечером началась гроза, резко похолодало. В библиотеке разожгли камин. После ужина мы с Борисом сидели возле камина и обсуждали "Пляшущих человечков", чертили их на бумаге и пытались сами написать письмо этими человечками. Не заметно, мы оказались очень близко друг к другу.... ВДруг потух свет. И мы начали целоваться.... Это был первый поцелуй в моей жизни. Борис начал меня обнимать, поглаживать по спине. Я почти поддалась ему, но вдруг в мозгу промелькнула мысль о том, что у него есть девушка, и я отстранилась от него. В это время вошел дядя Паша, он нес фанарь, :

- А вам фонарь не нужен, как я посомтрю. - усмехнулся он, - камин вам достаточно огня дает.

Последнюю фразу он произнес несколько жестко. КОгда он ушел, я спросила Бориса зачем он меня целовал, если у него есть девушка. Ответ меня обескуражил:

- Понимаешь, малыш, так бывает. Одни люди для души, другие для тела. Бывают такие, которые бывают и для тела и для души. Моя девушка больше для тела. А с тобой мне интересно.... Ты не только для души... Относись к этому проще. Так бывает, понимаешь?

Я честно призналась, что нет. В это время включился свет, и сюда вошли отец со своими друзьями и девченки. Они все это время пережидали на кухне. Внезапно мне стало дурно, и я ушла спать. Девочки пошли со мной и потруннивали на счет меня и Бориса, про поцелуй я им не сказала, сказала, что свет быстро включили. Мы еще немного посмеялись и они уснули. А мне не давал покоя поцелуй и слова Бориса о том, что люди бывают для души или для тела.

Утром Бориса не оказалось дома. Дядя Паша сказал, что он спешно уехал к матери. Мать Тельмы на меня неодобрительно посмотрела. После завтрака Тельма передала мне письмо от него. Мы немного посмеялись над ним, но само письмо я вскрывать не спешила. Спрятала его в карман. После обеда нас отвезли в город. А еще через два дня мы вернулись домой.

Дома я вскрыла письмо:

" Леля, прости меня. Я не дожен был этого делать. Но ты потрясающая девушка. Твоя невинность и пытливый ум сводят меня с ума. Но, пойми, так бывает. Надеюсь на взаимность в следующий раз. Борис"

Письмо я порвала и выкинула.

А через два года родители развелись. Для меня это был удар, я еле нашла в себе силы окончить нормально учебный год, а впереди был одиннадцатый класс.

В беседе со мной отец произнес все ту же фразу:

- Пойми, зайченок, так бывает что люди расходятся. Иногда кажется, что встретил человека, способного тебя понять, который идеально подходит для души и тела, - отец говорил со мной не стесняясь в выражениях. Опять эта фраза...

- Папа, а почему ты не можешь оставить маму для души, а ту для тела?

- Дочка, это не красиов по отношению к твоей маме.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Ваш комментарий:
Загрузка...